Первый советский модельер – Надежда Ламанова

Закрытые плотной тканью витрины в доме № 12 на Петровке долгое время будоражили любопытство москвичей. Несмотря на вывеску, которая в общем-то точно сообщала о роде занятий обитателей этого здания, слухи ходили разные, вплоть до самых фантастических.

Но вот наконец настал день, когда раздвинулись шторы, и взорам изумленных прохожих предстала необычная картина. За стеклом стояли застывшие неподвижно женщины. Мгновенно собралась толпа. Мужчины обсуждали вопрос, живые они или это манекены. Представительниц слабого пола больше волновало другое — прежде всего наряды, надетые на манекены. Платья и костюмы и впрямь были необычными, особенно если учесть, что шел 1922 год. В одной витрине демонстрировалась выходная одежда, в другой — платья для улицы, дома, работы. Все отличались оригинальностью и в то же время простотой.

Вскоре людей собралось так много, что по Петровке и прилегающим к ней улицам движение прекратилось. Невесть откуда взявшиеся кинооператоры и репортеры столичных газет с трудом прокладывали себе дорогу. Л народ все прибывал. Кто знает, чем бы закончилось все вто столпотворение, если бы не вдруг появившийся милиционер, который категорически потребовал закрыть витрины.

Вот с такого шумного происшествия, о котором еще долго потом говорили в Москве, начал свою жизнь первый в стране Дом моделей («Ателье мод»), называвшийся первоначально «Центром по становлению нового советского костюма».

Насколько важным было это событие, можно судить хотя бы по тому, что на открытии побывал нарком просвещения Анатолий Васильевич Луначарский. Оно и попятно. Гражданам нового государства, людям освобожденного труда, строителям социализма нужна была одежда, созвучная идеалам наступившей эпохи.

Нам, современным художникам костюма, остается только удивляться, завидовать и восхищаться, с какой фантазией, энтузиазмом, а главное, мужеством взялись организаторы «Ателье» за решение сложных задач.

Скоро эта творческая группа приступила к выпуску журнала «Ателье» (к сожалению, вышел только один его номер) и киножурнала «Хроника мод», который снимал Эдуард Тиссэ — будущий оператор эйзенштейновского «Потемкина».

В 1923 году в журнале «Красная нива» появилась статья Александра Экстера, где говорилось о новых принципах моделирования.

Одежды являются вполне утилитарными, так как состоят из ряда частей, и, надевая или снимая их, человек видоизменяет как самую форму, так и ее назначение.

Исполненные в самых простых материалах (холст, сатин, редина, кустарный шелк, сырец, шерсть), одежды эти, легко видоизменяясь, не могут надоесть, и человек, одетый в них, при желании всегда может изменить и силуэт одежды, и ее цвет».

Сделать себе имя на поприще моделирования было в то время необычайно трудно: в России повсеместно и безраздельно господствовала французская мода. Наряды для знати шились в Париже, а те немногие мастерские, которые были в стране, делали туалеты исключительно по заграничным образцам. Отечественной школы моделирования как таковой практически не было.

В год, когда свершилась Октябрьская революция, Ламановой  исполнилось пятьдесят  шесть лет.   Ее  известность к этому моменту уже перешагнула границы России. Положению  художницы  в  мире  моды   могли позавидовать  многие крупные модельеры. И все же она, ни минуты не задумываясь, сразу приняла революцию и решила отдать весь свой талант, весь свой опыт, все свои силы служению народу.

В 1919 году Надежда Петровна создает Художественную мастерскую современного костюма при художественно-производственном подотделе Народного комиссариата просвещения. В 1920-м становится одним из первых профессоров ВХУТЕМАСа, где преподает курс «Применение ткани в костюме», сотрудничает с журналами «Ателье» и «Красная нива». Много времени отдает она работе над театральными костюмами, создает интереснейшие эскизы для постановок МХАТа, театров Евгения Вахтангова, Революции и Красной Армии. Многие читатели наверняка знакомы с ее работами в кино — это костюмы к фильмам «Аэлита», «Цирк», «Поколение победителей», «Александр Невский».

Но все же основное внимание Ламанова уделяла моделированию одежды. Своими работами она проложила дорогу для создания отечественной школы моделирования, ее теоретические обоснования явились основополагающими для многих советских художников. Ламанова творила для народа. По ее мнению, современный костюм должен быть  простым,  удобным,   но  без примитивизма. Путь, который позволил бы выполнить эти требования, она видела в широком использовании национальных мотивов.

В 1923 году она писала в журнале «Красная нива»: «Одним из интересных заданий в области современного костюма является разработка и применение форм и характера народного костюма к костюму нашей повседневной жизни. Именно взяв известную красочность и разместив ее в ритмической последовательности на целесообразно сделанном костюме, мы получаем тот тип одежды, который и является отвечающим нашей современной жизни».

Надежда Ламанова практически была первым советским модельером. Еще ни один художник мира не работал со столь широкой аудиторией. Сделать одежду для народа интересной, разнообразной, красивой и добротной — такое было по плечу не каждому. Ламанова справедливо исходила из того, что главное в одежде — это ее функциональное предназначение, а отсюда целесообразность кроя, внешнего вида, каждой детали. Необходимо было превратить костюм рабочего и работницы в подлинное произведение искусства.

Иногда Н. П. Ламановой было нелегко отстаивать свои идеи. Ведь в те времена само понятие «мода» зачастую считалось чуть ли не пережитком буржуазного общества. Справедливо отрицая элитарный характер дореволюционной моды, некоторые горячие головы чуть ли не анафеме предавали галстуки, шляпы, портфели, сумки, разные декоративные элементы отделки одежды. Вместо всех этих «буржуазных излишеств» предлагался такой упрощенный и «гигиенический» ансамбль для работы и отдыха, как, например, трусы да спортивные тапочки. Свои варианты «истинно революционной» одежды предлагали футуристы. И их ничуть не смущало, что яркие по краске «модели» мало чем отличаются от костюмов цирковых артистов.

После суровых лет военного коммунизма в период нэпа в молодежную среду начали активно проникать элементы мещанского, дурного вкуса. Вновь появились дорогие, сшитые с претензией на изящество туалеты. Рабочие картузы соседствовали подчас с лакейской «бабочкой» и купеческими сапогами «бутылками». В моде тех лет царил самый настоящий хаос.

Но Ламанова оставалась верна самой себе. Она сумела найти золотую середину, совместив бытовую одежду с теми требованиями, которые предъявляла новая эпоха.

«Наша русская современность, — писала она в 1924 году, — уже не хочет мириться с тиранией моды, с бессознательностью в области костюма. Мы встречаем здесь платье рабочее, будничное и праздничное; верхняя одежда в свою очередь делится на нарядную и простую. Этот же принцип разделения костюма согласно его назначению остается и в сложной современной городской жизни, где при массе различных занятий рабочее платье человека должно быть целесообразно, то есть, соблюдая удобство и простоту, соответствовать главным образом данному занятию того или иного лица (так, например, недопустима узкая одежда для людей, работа которых протекает в движении). И наоборот, в праздничное платье при соблюдении той же простоты и удобства может быть внесено более индивидуальное начало, соответствующее самому лицу, носящему костюм, — другими словами, более сложные формы, более звучные краски…

Пробуждение интереса к художественно-конструктивной стороне костюма в наши дни — явление симптоматичное. Если в результате этого интереса, этих исканий… мы добьемся костюмов удобных, гармоничных и утилитарных, то этим самым достигнем обогащения нашего ежедневного быта и вместе с тем убьем предрассудок и всю ту фальшь, которая до сих пор заставляла даже трудящихся женщин равняться по буржуазной моде вместо разработки своих творческих принципов в области одежды. Новый костюм будет отвечать повой жизни — трудовой, динамичной и сознательной».

Ламанова мечтала о том времени, когда моду можно будет поставить на поток, когда можно будет создавать промышленным путем интересные, индивидуализированные образцы одежды.

В те годы это было невозможно, в стране не было материальной базы для налаживания такого производства. Как и другие талантливые модельеры 20-х годов — В. Мухина, Е. Прибыльская, А. Экстер, Н. Макарова, — Надежда Петровна вынуждена была ограничиваться созданием выставочных образцов.

Но идеи Ламановой и ее сподвижников легли в основу организации отечественного промышленного моделирования и произвели настоящую революцию в самом отношении людей к своей одежде.

 В. ЗАЙЦЕВ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>